Мир Фэнтези


Понедельник, 23.10.2017, 20:09


Приветствую Вас Новоприбывший в ряды | RSS


Главная | Книги | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Фэнтези [17]

Наш опрос
Оцените мой сайт

Всего ответов: 26

Главная » Файлы » Фэнтези

Сильмариллион: Музыка Аинур
[ ] 31.10.2007, 21:04

Дж. Р. Р. Толкиен
Сильмариллион

Под редакцией Кристофера Толкиена
Перевод З. Бобырь

АЙНУЛИНДАЛЭ
(Музыка Аинур)

   Эру Единственный, кого в Арда называли «Илюватар», был всегда.
   Вначале Он сотворил Аинур, Первых Святых, порождение Его мысли, и они были при Нем уже тогда, когда еще ничего другого не было.
   И Он обратился к ним и дал им темы для музыки, и они пели для Него, и Эру радовался.
   Но долгое время они пели поодиночке, либо малыми группами, а остальные слушали, потому что каждый воспринимал только ту часть разума Илюватара, воплощенного в теме музыки, из которой сам был создан. И каждый медленно постигал каждого. Но все же слушая они пришли к более глубокому пониманию, и пение становилось все более гармоничным.
   И случилось так, что Илюватар созвал всех Аинур и предложил им величественную сцену, показав вещи более значительные и удивительные, чем те, что Он открыл им раньше. Но великолепие начала этой темы и блеск ее окончания так изумил Аинур, что они склонились перед Илюватаром и молчали.
   Тогда Илюватар сказал им: «Я желаю, чтобы по предложенной вам теме вы все вместе создали гармоничную великую музыку. И так как в вас горит зажженное мной вечное пламя, вы покажете свою силу, украсив эту тему каждый по своему разумению и способностям. Я же буду смотреть и слушать и радоваться великой красоте, что пробудится в песне с вашей помощью».
   И вот голоса Аинур, подобно арфам и лютням, флейтам и трубам, скрипкам и органам, подобные бесчисленным хорам, начали развивать тему Илюватара. И звуки бесконечно чередовались в гармонично сотканных мелодиях, уходивших за пределы слуха в глубину и в высоту. И место, где обитал Илюватар, переполнилось звуками, и музыка, и эхо музыки ушли в пустоту, и та перестала быть пустотой. Никогда больше с тех пор не создавали Аинур музыки, подобной этой. Но говорят, что более величественная музыка прозвучит перед Илюватаром, сотворенная хорами Аинур и детей Илюватара, когда настанет конец дней. И лишь тогда темы Илюватара зазвучат правильно и обретут Бытие, потому что все тогда поймут Его замыслы, и каждый постигнет разум каждого. И Илюватар даст их мыслям тайный огонь и возрадуется этому.
   Пока же Илюватар сидел и слушал, и долгое время не находил недостатков в музыке. Но тема развивалась, и вот Мелькор начал вплетать в нее образы, порожденные его собственным воображением, не согласующиеся с темой Илюватара, потому что Мелькор искал способ увеличить силу и славу той части темы, что была назначена ему.
   Мелькору, среди всех Аинур были даны величайшие дары могущества и знаний, к тому же он имел часть во всех хорах, полученных его собратьями. Он часто бродил один, разыскивая Вечное пламя, потому что Мелькора сжигало желание принести в Бытие свои собственные творения. Ему казалось, что Илюватар обошел вниманием пустоту, и Мелькор хотел заполнить ее. Однако он не нашел огня, потому что этот огонь – в Илюватаре. Но когда Мелькор бродил в одиночестве, у него стали возникать собственные замыслы, отличные от замыслов собратьев.
   Некоторые из этих мыслей он начал теперь вплетать в свою музыку. И тотчас же прозвучал диссонанс, и многие из тех, кто пел вблизи Мелькора, пришли в замешательство, и мысли их спутались, и музыка их начала спотыкаться, а некоторые начали подстраивать свою музыку к музыке Мелькора, предпочитая ее той, которая возникла в их собственных мыслях. И тогда диссонанс, порожденный Мелькором, стал распространяться все шире, и мелодии, слышавшиеся до этого, утонули в море бурных звуков.
   Но Илюватар сидел и слушал, пока не стало казаться, что вокруг Его трона бушует яростный шторм, как будто темные волны двинулись войной друг против друга в бесконечном гневе, который ничем нельзя успокоить.
   Тогда Илюватар встал, и Аинур увидели, что Он улыбается. Он поднял левую руку, и вот среди бури зазвучала готовая тема, похожая и не похожая на прежние, и в ней были сила и новая красота. Но диссонанс Мелькора возвысился над шумом и стал бороться с темой. И снова началось столкновение звуков, более неистовое, чем прежде. И Мелькор начал побеждать.
   Тогда опять поднялся Илюватар и Аинур увидели, что лицо у Него стало суровым, и Он поднял правую руку, и вот, среди смятения зазвучала третья тема, и она не была похожа на другие. Потому что сначала она казалась мягкой и приятной, как бы журчание спокойных звуков в нежных мелодиях, но ее нельзя было заглушить, и она заключала в себе силу и глубину. И в конце концов показалось, что перед троном Илюватара звучат одновременно две мелодии, совершенно противоречащие друг другу. Одна была глубокой и обширной, прекрасной, но медленной, и она сочеталась с неизмеримой печалью, из которой, главным образом, и исходила ее красота. Другая же мелодия достигала теперь единства в самой себе, но она была громкой и гордой и бесконечно повторялась. И в ней было мало благополучия, скорее, она напоминала шум, как будто множество труб твердили несколько нот в унисон. И эта вторая мелодия пыталась поглотить первую. Но казалось, что ее победные ноты забирала первая мелодия и вплетала в собственный торжественный рисунок.
   В апогее этой борьбы, от которой колебались стены залов Илюватара и дрожь убегала в недвижимые доселе безмолвия, Илюватар встал в третий раз, и лицо Его было ужасно. Он поднял обе руки, и одним аккордом – более глубоким, чем Бездна, более высоким, чем небесный свод, пронзительным, как свет из очей Илюватара, музыка прекратилась.
   Тогда Илюватар заговорил, и Он сказал: «Могущественны Аинур, и самый могущественный среди них – Мелькор, но он не должен забывать, и все Аинур тоже, что я – Илюватар. Я покажу вам то, что сотворило ваше пение, дабы вы могли взглянуть на свои творения. И ты, Мелькор, увидишь, что нет темы, которая не исходила бы от меня, потому что тот, кто пытается сделать это, окажется не более, чем моим орудием в соответствии вещей более удивительных, чем он сам может представить себе».
   И Аинур испугались. Они еще не понимали слов, обращенных к ним, но Мелькор исполнился стыда, породившего тайный гнев.
   А Илюватар поднялся во всем своем блеске и вышел из прекрасной страны, которую Он создал для Аинур. И Аинур последовали за Ним.
   И когда они оказались в пустоте, Илюватар сказал им: «Глядите, что сотворила ваша музыка!» И Он дал им возможность видеть там, где раньше они только слышали, и они увидели новый мир, возникший перед ними. И он имел форму шара, висящего в пустоте. И пока Аинур смотрели и удивлялись, этот мир начал раскрывать свою историю, и им казалось, что он живет и совершенствуется.
   Аинур долгое время вглядывались и молчали, а Илюватар заговорил снова: «Смотрите на дело вашей музыки! Это то, что вы напели. И каждый из вас найдет в его содержимом, в задаче, которую я поставил перед вами, все то, что, как ему могло бы показаться, он придумал или добавил сам. И ты, Мелькор, обнаружишь там все тайные мысли твоего разума и ощутишь, что они – не болеее чем часть целого и помогают его славе».
   И еще многое говорил Илюватар в этот раз Аинур, и они запомнили Его слова. И так как каждый из них знает содержание музыки, которую он сам создал, всем Аинур известно многое и о том, что было, есть и будет, и мало что скрыто от них.
   Но все же есть и такое, чего они не могут увидеть – ни по отдельности, ни объединив свои силы; потому что Илюватар никому не открыл до конца свои Замыслы, и в каждой эпохе происходит что-то новое и непредсказуемое, не возникающее из прошлого.
   И случилось так, что когда это видение Мира развернулось перед ними, Аинур заметили, что оно содержит в себе нечто, чего не было в их замыслах. И они увидели с изумлением приход Детей Илюватара и место приготовленное для них. И Аинур ощутили, что они сами, трудившись над своей музыкой, были заняты подготовкой местопребывания Детей Илюватара. Но все же они не поняли, что смысл создания мира не только в воплощении красоты их замыслов, потому что Дети Илюватара – это позднейшие эпохи, это конец Мира.
   Тогда смятение охватило Аинур, но Илюватар обратился к ним, сказав: «Мне известно ваше желание: чтобы то, что вы видели, обрело истинное существование – не только в ваших мыслях, но так же, как существуете вы сами. Поэтому я говорю: Да! Пусть все это обретет Бытие! И я изолью в пустоту Вечное Пламя, и оно станет сердцем Мира, и Мир возникнет. И те из вас, кто пожелает, смогут сойти в него».
   И внезапно Аинур увидели вдалеке свет, как будто там было облако с бьющимся в нем огненным сердцем. И они поняли, что то было уже не видением, но Илюватар сотворил нечто новое: Эа, Мир Существующий.
   И некоторые Аинур остались с Илюватаром за пределами мира, а другие, и среди них многие из величайших и самых прекрасных, покинули Илюватара и спустились в Мир. И так ли решил Илюватар, или же это было неизбежно, но с тех пор их могуществу суждено остаться в мире и ограничиваться его пределами – остаться в нем навсегда, пока срок существования его не завершится. И эти Аинур стали жизнью Мира, а он – их жизнью. И потому их называли Валар, Силы Мира.
   Но когда Валар вошли в Эа, они, пораженные, остановились в замешательстве, потому что Мир оказался таким, как будто ничего еще не было сделано из того, что показывали видения: все только начиналось и не имело формы, и стояла тьма. Потому что великая музыка была лишь развитием и расцветом мысли в Залах, не знающих Времени, а Видение – всего лишь предвидением. Но теперь Валар оказались в начале Времени и поняли, что Мир был ими только предсказан, и теперь им предстояло создать его.
   Так начался великий труд Валар в пустынных, несчитанных и забытых эпохах, ненамеренный и неведомый, продолжавшийся, пока в глубинах Времени не определились час и место возникновения детей Илюватара. И главную часть этой работы взяли на себя Манве, Ауле и Ульмо. Но и Мелькор также был там среди первых, и он вмешивался во все, что происходило, обращал это, если мог, своей пользе, для своих целей. И это он дал Земле огонь. И когда Земля была еще юна и полна пламени, Мелькор пожелал владеть ею и сказал другим Валар: «Она будет моим королевством, и я объявляю ее своей!»
   Но в замысле Илюватара Манве был братом Мелькора, и это он стал исполнителем второй темы, которую Илюватар противопоставил диссонансу Мелькора. И Манве призвал многих духов, великих и малых, и они спустились на равнины Арда на помощь Манве, дабы Мелькор не мог помешать завершить их труды, и Земля не увяла бы, не успев расцвести. И Манве сказал Мелькору: «Несправедливо, если это королевство станет твоей собственностью, ибо многие трудились здесь не менее, чем ты». И Мелькор вступил в сражение с другими Валар, но отступил в тот раз и отправился в другие области, и делал там, что хотел. Однако желание завладеть королевством Арда не оставило его сердце.
   Теперь Валар обрели форму и цвет. И поскольку в Мир их привела любовь к Детям Илюватара, с которыми будут связаны их надежды, Валар приняли их образ, какой показало им видение Илюватара, отличавшийся только видением и великолепием. Это же обличие связывало Валар с видимым миром, но сами они нуждались в таком обличии не больше, чем мы в одежде. Мы ведь могли бы обнажаться и не перестать существовать от этого. Поэтому Валар могут быть и «неодетыми», и тогда даже Эльдарцы не в состоянии обнаружить их присутствие, хотя бы те находились рядом.
   Но если Валар пожелают вернуться в видимой форме, тогда одни из них принимают вид мужчин, а другие – женщин, потому что такое внутреннее различие было в них с момента их сотворения. Оно заложено в каждом Валар изначально, а не потому, что он сам сделал выбор. Также и мы различаем мужчину и женщину по одежде, но их отличие не является следствием их разной одежды. Но образы, в которые воплощаются великие, не всегда подобны внешнему виду Королей и Королев – Детей Илюватара, потому что временно Валар могут принять свой истинный вид: величественный и ужасный.
   И у Валар появилось много друзей, более или менее близких, могучих, как и они сами. И они трудились вместе, наводя порядок на Земле и укрощая ее хаос. И тогда Мелькор увидел все, что было сделано: увидел, как Валар ходят по Земле, приняв зримую форму, в обличье, соответствующем облику Мира, красивые и величественные, и что Земля стала для них садом наслаждений, потому что с ее хаосом было покончено.
   И вот зависть Мелькора разгорелась еще сильнее, и он тоже принял видимую форму, но характер его, злоба, пылавшая в нем, сделали его внешность мрачной и ужасной.
   И он напал на Арда во всем своем могуществе и величии – большем, чем у любого из Валар – подобный горе среди моря, чья вершина, одетая в лед, коронованная дымом и огнем, возвышается над облаками. И блеск глаз Мелькора был подобен пламени, что иссушает жаром и пронизывает смертельным холодом.
   Так началась первая битва Валар с Мелькором за господство в Арда, но о том времени Эльфам известно немногое. А то, что известно, исходит от самих Валар, беседовавших с Эльдалие, которых они обучили на земле Валинора. Но Валар всегда мало рассказывали о войнах, происходивших до прихода Эльфов. Все же Эльдарцы знают, что Валар всегда старались навести на Земле порядок и приготовить ее к приходу Перворожденных.
   Они сооружали страны, а Мелькор разрушал их. Углубляли долины, а Мелькор равнял их с поверхностью. Вздымали горы, а Мелькор их низвергал. Наполняли моря, а он осушал их. И не было мира на Земле, нельзя было надеяться создать что-либо постоянное, ибо несомненно, какое бы дело ни начали Валар, Мелькор уничтожил бы или испортил его.
   Но все же Валар трудились не напрасно, и хотя ни в чем, ни в одном свершении их желания и цели не были осуществлены полностью, и все предметы имели другой вид и цвет, чем намеревались сначала придать им Валар, тем не менее, Земля постепенно обрела форму и стала прочной. И так, наконец, в глубинах Времени, среди бесчисленных звезд, появилось жилище для Детей Илюватара.

ВАЛАКВЭНТА
(Что знают Эльдарцы о Валар и Майяр)

   Вначале Эру Единственный, кого на языке Эльфов именуют Илюватаром, создал в своих мыслях Аинур, и они творили перед Ним великую музыку. Этой музыкой начался Мир, потому что Илюватар сделал песнь Аинур видимой, и они узрели ее, как свет во мраке. И многие из них полюбили красоту Мира и его историю, начало и развитие которой показало им видение. И Илюватар дал их иллюзии Бытие, и поместил этот Мир среди Пустоты, и зажег в сердце Мира Тайный Огонь. И Мир был назван Эа.
   Тогда те из Аинур, кто пожелал этого, вошли в Мир в самом начале Времени. И им предстояло усовершенствовать Эа и своими делами воплотить в Бытие иллюзию, которую они видели. Долго трудились они на просторах Эа, таких огромных, что ни Эльфы, ни люди не могут представить этого – пока в предопределенное время была создана Арда, Королевство Земли. И тогда Аинур приняли земной облик, и спустились на Землю и поселились там.

О Валар

   Величайших среди этих духов Эльфы именуют «Валар» – Силы Арда, а люди часто называют их Богами. Повелителей Валар семь, и так же семь Валиер – Королев Валар. Ниже приводятся их имена на языке Эльфов, как они произносились в Валиноре (хотя Эльфы Среднеземелья называют их иначе, а среди людей имена богов многочисленны).
   Вот как зовут повелителей по степени их могущества: Манве, Ульмо, Ауле, Ороме, Мандос, Лориен и Тулкас.
   Имена королев: Варда, Яванна, Ниенна, Эсте, Вайре, Вана и Несса.
   Мелькор недолго числился среди Валар, и имя его на Земле не произносится.
   Манве и Мелькор были братьями в замыслах Илюватара. А из тех Аинур, кто пришел в Мир в его начале, самый могущественный был Мелькор. Но Манве Илюватару дороже. Он лучше других понимает его замыслы. Манве было предопределено стать первым среди всех королей, повелителем королевства Арда и правителем всех, кто живет там. В Арда он больше всего любит ветер и облака, и воздушное пространство – от высот до глубин, от крайних границ завесы Арда до ветерков, что колышут травы. Он любит быстрых, с сильными крыльями птиц, и они прилетают и улетают по его приказу.
   Вместе с Манве живет Варда, Королева Звезд. Ей известно все о Эа. Слишком велика красота Варды, чтобы можно было описать ее словами людей или Эльфов, потому что свет Илюватара все еще живет в ее лице. Из глубин Эа пришла она на помощь Манве, потому что знала Мелькора еще до сотворения музыки и отвергла его. И он возненавидел Варду и боялся ее больше всех других, кого сотворил Эру.
   Манве и Варда редко разлучаются. Местом жительства они избрали Валинор. Их дворец стоит над вечными снегами, на Ойолоссе, самой высокой вершине Таникветиле – высочайшей из всех гор на земле. Когда Манве поднимается на свой трон и смотрит вдаль, то, если Варда рядом с ним, он видит дальше, чем кто-либо еще – сквозь туманы, мрак, через многие лиги моря. И если Манве с Вардой, она лучше кого бы то ни было слышит голоса, раздающиеся на востоке или на западе, в холмах и долинах, и в мрачных местностях, что сотворил на Земле Мелькор.
   Из всех великих, что живут в этом мире, Эльфы больше всего любят и чтят Варду. «Эльберет» – называют они ее и возвеличивают это имя в песне при восходе звезд.
   Ульмо – повелитель вод. Он одинок, нигде не живет подолгу, но посещает, когда захочет, все глубокие воды, омывающие Землю или находящиеся под ней. Он второй по могуществу после Манве и был с ним в тесной дружбе еще до создания Валинора. Однако на совещании Валар он приходил редко, если только не обсуждались важные дела.
   Ульмо охватывает мыслью всю Арда и не нуждается в месте отдыха. Кроме того, он не любит бывать на суше, и у него редко появляется желание принять зримый образ, как это делают равные ему. Детей Эру, видевших Ульмо, охватывал великий страх, потому что появления Короля Моря бывали ужасными: как будто к Земле шагает гороподобная волна в темном шлеме, увенчаном пеной, в кольчужном одеянии, мерцающем серебром в зеленых тенях.
   Громки трубы Манве, но голос Ульмо глубок, как глубины океана, которые видел только он один.
   Тем не менее Ульмо любит и Эльфов, и людей. Он никогда не оставлял их, даже тогда, когда они навлекали на себя гнев Валар. Иногда Ульмо приходит невидимо к берегам Среднеземелья или проникает вглубь страны и там играет на своих огромных трубах, называемых Улумури, сделанных из белых раковин. И эта музыка остается в сердцах тех, кому довелось ее услышать, и стремление к морю никогда больше не покидает их.
   Но большей частью Ульмо говорит с теми, кто живет в Среднеземелье, голосом, который воспринимается только как музыка воды. Потому что все моря, озера, реки, источники и ручьи подвластны ему. И Эльфы говорят, что дух Ульмо бежит во всех реках Мира. Так к Ульмо, даже в самые глубокие места, приходят вести о нуждах и бедах Арда, которые иначе бы остались скрытыми от Манве.
   Могущество Ауле несколько меньше, чем Ульмо. Он повелевает всей материей, из которой создана Арда. С самого начала Ауле много трудился вместе с Манве и Ульмо. Его делом было приведение всех земель в должный вид. Он – кузнец и покровитель ремесел, и даже малые, но искусные работы радуют его не меньше, чем величественные постройки древности. Ему принадлежат не только драгоценные камни, что скрыты в глубинах Земли, и золото, такое красивое в руке, но и горные гряды и морские заливы. Больше всех знают о нем Нольдорцы, и Ауле всегда был их другом. Мелькор завидовал ему, потому что Ауле очень схож с ним, как силой мысли, так и могуществом. Между ними было долгое соперничество, в котором Мелькор всегда портил или уничтожал труды Ауле, и Ауле тратил силы, исправляя ущерб и беспорядок, причиненные Мелькором.
   Оба, однако, стремились создать что-то свое, новое, не придуманное никем другим, и радовались, когда хвалили их искусство. Но Ауле остался верным Эру и подчинял Его воле все, что делал. И он завидовал трудам других, но смотрел и давал советы. Мелькор истощил свой дух завистью и ненавистью, пока, наконец, стал уже ни на что не способен, разве что на насмешки над замыслами других. И он уничтожал все их труды, если только мог.
   Супруга Ауле – Яванна, Дарящая Плоды. Она покровительствует всему, что вырастает из Земли. В своем разуме она держит все бесчисленные формы растений: и деревья, что в давние времена, подобно башням, возвышались в лесах, и мох, покрывающий камни, и мельчайшие растения, скрывающиеся в почве. По значению среди Королев Валар Яванна идет следом за Вардой. Она появляется в образе высокой женщины, одетой в зеленое, но иногда у нее бывает и другая внешность. Иные видели ее стоящей в виде дерева под небесами: солнце служило ей короной, из всех ее ветвей на бесплодную землю падала золотая роса, и земля покрывалась зеленью и плодоносила. Корни же дерева находились в водах Ульмо, и ветер Манве шелестел его листвой. Коментари, Коркхаса Заихи – так называют ее на языке Эльдара.
   Феантури – Властелины Духов – братья, и чаще их называют Мандос и Лориен. Однако, на самом деле это названия мест, где они обитают, а настоящие их имена – Намо и Ирмо.
   Намо владеет домами мертвых. Он созывает к себе души убитых. Он ничего не забывает, и ему известны все существа, которым предстоит появиться, исключая тех, что скрыты еще в мыслях Илюватара. Намо – законодатель Валар, но он объявляет свои законы и свои суждения лишь по приказу Манве.
   Вайре – Ткачиха – его супруга, та, кто соединяет со Временем своими таинственными нитями все живые существа: и залы Мандоса, все расширяющиеся по мере того, как проходят эпохи, затканы этими нитями.
   Ирмо, младший, повелевает видениями и снами. Его сады – в Лориене, в стране Валар, и это самые прекрасные места в мире, и там обретается множество духов.
   Эсте Милосердная, избавляющая от ран и усталости – его супруга. Одетая в серое, она дарит покой. Днем она не выходит, а отдыхает на осененном деревьями острове посреди Лориена.
   У Ирмо и Эсте все живущие в Валиноре черпают новые силы, и сами Валар часто приходят к Лориену и находят там отдых и облегчение от тяжких забот Арда.
   Могущественнее, чем Эсте, Ниенна, сестра Феантури. Она одинока. Печаль – ее удел, и Ниенна оплакивает каждую рану, нанесенную Арда Мелькором. Так велика ее скорбь, что уже тогда, когда музыка еще только начиналась, песня Ниенны перешла в сетования задолго до конца, и печальные звуки вплелись в темы Мира, прежде чем он был создан.
   Но Ниенна плачет не о себе, и те, кто слышал ее, познали жалость и обрели стойкость в надежде.
   Дворцы Ниенны находятся на западе Запада, на границах Мира, и она редко бывает в Валиноре, где все полно радостью. Ниенна предпочитает приходить в залы Мандоса, расположенные недалеко от ее собственных. И все, ожидающие там, взывают к ней, потому что она придает силу духа и обращает печаль в мудрость. Окна ее дома смотрят наружу из стен Мира.
   Самый сильный и величайший в делах доблести – Тулкас, по прозвищу Асталадо Храбрый. Он пришел в Арда последним помочь Валар в первой битве с Мелькором. Ему доставляет удовольствие борьба и другие состязания в силе, и он не ездит верхом, ибо и так может обогнать любое живое существо, пользующееся ногами. И усталость ему незнакома. Волосы и борода Тулкаса золотые, а лицо красное. Оружием ему служат собственные руки. Его мало интересуют и прошлое, и будущее. От него, как от советчика, мало пользы, но он – надежный друг.
   Его супруга – Несса, сестра Ороме, и она тоже гибкая и быстроногая. Несса любит оленей, и в каких бы диких местах она не бродила, олени следуют за ней. Но Несса может обогнать их – быстрая, как стрела, с развевающимися по ветру волосами. Ей нравится танцевать, и она танцует в Валиноре на вечнозеленых лужайках.
   Ороме – могущественный властитель. Хотя он и уступает в силе Тулкасу, зато более ужасен в гневе, тогда как Тулкас всегда смеется – на войне и на состязаниях. Еще до рождения Эльфов он смеялся в лицо даже Мелькору.
   Ороме любил Среднеземелье, он неохотно покинул его и последним пришел в Валинор. И в древности он пересекал горы вместе со своим войском, часто возвращался к восточным холмам и долинам.
   Ороме охотится на чудовищ и ужасных зверей, любит лошадей и охотничих собак. И еще он любит все деревья, по какой причине и прозывается Альдаром, а на языке Синдара – Таурон, Повелитель Лесов. Его коня зовут Нахар – белый при солнечном свете, ночью он сияет, как серебро. Огромный рог, в который трубит Ороме, называется Валарома, и звук его подобен восходу багрового солнца или отвесно падающей молнии, рассеивающей облака. Звуки всех труб войска Ороме в лесах, что принесла в Валинор Яванна, перекрывал этот рог, когда Ороме вел свой народ и своих зверей в погоню за злыми приверженцами Мелькора.
   Супруга Ороме зовется Вана, Вечно Юная. Она младшая сестра Яванны. Все цветы раскрываются, когда Вана проходит мимо, и ей радостно смотреть на них. И все птицы поют при ее приближении.
   Таковы имена Валар и Валиер, и здесь вкратце было рассказано об их обличье, в каком Эльдарцы видели их в Амане. Но как ни прекрасны и благородны образы, в которых появляются Валар перед детьми Илюватара, это была лишь завеса перед их истинной красотой и могуществом. И если бы даже здесь было рассказано больше о том, что знали о них когда-то Эльдарцы, все равно, это ничто по сравнению c настоящей историей Валар, уходящей в области и эпохи, недоступные нашему воображению.
   Среди Валар девять были самые могущественные и достойные благоговения, но одного исключили из их числа, и остались восемь Аинур, Величайших в Арда: Манве и Варда, Ульмо, Яванна, Ауле, Мандос, Ниенна и Ороме. Хотя Манве – их король и следит за их преданностью Эру, в величии своем они – властители, не сравнимые ни с кем из остальных, будь то Валар и Майяр или любые из тех, кого Илюватар послал в Эа.

О Майяр

   Кроме Валар есть и другие духи, чье бытие тоже началось до сотворения Мира. Они подобны Валар, но стоят ниже их. Это Майяр – Народ Валар, их слуги и помощники. Численность Майяр Эльфам неизвестна. Из Майяр лишь немногие имеют имена на каком-либо наречии детей Илюватара, потому что в Среднеземелье – не так, как в Амане – Майяр редко появляются в зримом облике перед Эльфами и людьми.
   Главным среди Майяр Валинора, чьи имена сохранились в преданиях о древних днях, считается Эонве, служитель Варды и Яванны, знаменосец и вестник Манве. Никто в Арда не превосходит его силой рук. Но изо всех Майяр детям Илюватара лучше всего известны Оссе и Уинен.
   Оссе – вассал Ульмо. Ему подвластны моря, омывающие берега Среднеземелья. Он не уходит в глубины, но любит побережья и острова. Ему нравится ветер, творение Манве, потому шторм для Оссе – удовольствие, и он смеется среди ревущих волн.
   Его супруга – Уинен, Королева Морей, чьи волосы простираются во всех водах, раскинувшихся под небесами. Она покровительствует всему живому, что обретается в соленых струях, и всем растениям в них. И к ней взывают моряки, потому что она может раскинуться спокойно на волнах, сдерживая необузданность Оссе. Нуменорцы долго жили под ее покровительством и чтили Уинен, как Валар.
   Мелькор ненавидел море, потому что не мог подчинить его себе. Говорят, что при создании Арда, он пытался привлечь Оссе на свою сторону, обещая ему как награду за помощь все королевство и власть Ульмо. И тогда, в те давние времена, море разбушевалось, обращая землю в руины. Но Уинен, по просьбе Ауле, удержала Оссе и привела его к Ульмо. И Оссе признал свою вину и вернулся к преданности ему, и остался верен Ульмо. Однако окончательно от своих буйных выходок он не отказался и нередко начинает своенравно бушевать без приказания Ульмо, своего повелителя. Поэтому те, кто живет у моря или уходит в плаванье, могут любить Оссе, но не доверяют ему.
   Мелиан – так звали Майяр, служившую, прежде чем она ушла в Среднеземелье, Ване и Эсте. Она долго жила в Лориене, заботясь о деревьях, что цвели в садах Ирмо. И куда бы она ни шла, соловьи пели вокруг нее.
   Самым мудрым из Майяр был Олорин, которого позже звали Митрандиром и Гэндальфом. Он также жил в Лориене, но пути его часто приводили Олорина в дом Ниенны, и от нее он познал сострадание и терпение.
   О Мелиан много рассказано в «Квента Сильмарильоне», но об Олорине это повествование не говорит, потому что он хотя и любил Эльфов, но бывал среди них невидимо или же принимал облик такой же, как у них. И Эльфы не знали, откуда приходят прекрасные видения или мудрые побуждения, которые он вкладывал в их сердца. В более поздние дни он был другом всех детей Илюватара и сочувствовал их горестям. И тех, кто прислушивался к его словам, покидали отчаяние и мрачные мысли.

О врагах

   Главным из них следует считать Мелькора, того, кто был сотворен в числе великих. Но он утратил свое имя, и Нольдорцы, из всех Эльфов больше всего пострадавшие от его злобы, называют его не Мелькором, а Морготом, Темным Врагом Мира. Большое могущество было дано ему Илюватаром, оно равнялось могуществу Манве. Мелькор имел доли в силах и знаниях всех прочих Валар, но обратил их во зло и растратил свое могущество в насилиях и жестокости. Потому что он возжелал Арда и всего, что было в ней, возжелал власти Манве, захотел завладеть королевствами его вассалов.
   Высокомерный, он пал от величия до презрения ко всему, кроме себя самого, дух опустошающий и безжалостный. Понимание других сменилось у него коварным совращением всех тех, кого он хотел подчинить своей воле, пока не стал лжецом, не знающим стыда. Мелькор начал со стремления к свету, но когда он не смог завладеть им для себя одного, тогда огонь и гнев, вспыхнувшие в нем, погрузили его во мрак. И больше всего тьмою пользовался он в своих злых делах в Арда и наполнил ее страхом для всех живущих существ.
   И все же так велика была его злая сила, что в забытые эпохи он боролся с Манве и со всеми Валар и долгое время сохранял в Арда свое господство над большей частью территории Земли. И он не был одинок, потому что в дни его величия многих из Майяр привлекло его великолепие, и они остались верными ему при падении его во мрак. А других он впоследствии подкупил или привлек к себе на службу ложью и коварными дарами.
   Самыми ужасными среди этих духов были Варалаукар, Огненные Бичи, кого в Среднеземелье называли Бальрогами, Демонами Ужаса.
   Среди тех его слуг, что имеют имена, был тот дух, которого Эльдар называл Сауроном или Гортауром Жестоким. Вначале он был среди Майяр Ауле и стал великим в познаниях этого народа. Во всех делах Мелькора-Моргота в Арда, в его опустошительных действиях, обманах и коварстве принимал участие и Саурон. И в этом Саурон был лишь чуть меньшим злом, чем его хозяин, которому он долго служил. Но в последующие годы Саурон возвысился, как тень Моргота, как дух его злобы и последовал за ним той же тропой разрушения вниз, в Пустоту.
   Здесь кончается «Валаквента».

 

Категория: Фэнтези | Добавил: Sinister | Автор: Narek Martirosyan
Просмотров: 841 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2017   Используются технологии uCoz