Мир Фэнтези


Среда, 13.12.2017, 08:01


Приветствую Вас Новоприбывший в ряды | RSS


Главная | Книги | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Фэнтези [17]

Наш опрос
Оцените мой сайт

Всего ответов: 26

Главная » Файлы » Фэнтези

Сильмариллион: История Сильмарилей(часть 3-5)
[ ] 31.10.2007, 21:15

 

ЧАСТЬ 3. О ПРИХОДЕ ЭЛЬФОВ И О ПЛЕНЕНИИ МЕЛЬКОРА

   Много времени жили Валар в блаженстве за горами Амана, озаряемые светом деревьев. Но все Среднеземелье лежало в сумерках под звездами. Пока сияли светильники, продолжался расцвет всего живущего, но все замерло, когда снова воцарился мрак. Однако, уже существовали древнейшие формы жизни: в морях большие водные растения, на суше – огромные деревья, а в долинах среди одетых ночным мраком холмов жили таинственные существа, древние и могущественные.
   Исключая Яванну и Ороме, Валар редко бывали в тех землях и лесах. Яванна же бродила там, опечаленная, потому что рост всего живого прекратился вместе с концом Весны Арда. И Яванна погрузила в сон многие существа, появившиеся на свет Весной, дабы они не старели, а дождались времени своего пробуждения, которое еще должно было прийти.
   А на севере Мелькор укреплял свое могущество и бодрствовал, наблюдая и готовясь, а злые существа, совращенные им, бродили повсюду, и во мраке дремлющих лесов часто появлялись чудовища и страшные призраки. И Мелькор собрал возле себя в Утумис своих демонов, тех духов, что первыми присягнули ему в верности в дни его великолепия и стали больше других схожи с ним в его падении. Сердца их пылали огнем, но мрак был их облачением и ужас предшествовал им, и огненные бичи служили им оружием. В позднейшие дни Среднеземелья их называли Бальрогами.
   И в это мрачное время Мелькор создал много других различных чудовищ, долго беспокоивших Мир, и власть его распространялась теперь и на юг Среднеземелья.
   И Мелькор построил также крепость и арсенал недалеко от северно-западных берегов моря, дабы обезопасить себя от возможного нападения из Амана. Этой крепостью командовал Саурон, военачальник Мелькора, а называлась она Ангбанд.
   Случилось так, что Валар собрали совет, потому что их начали беспокоить вести, которые Яванна и Ороме приносили из внешних земель. И Яванна выступила перед Валар, сказав:
   – О вы, самые могущественные в Арда, слушайте! Видение Илюватара было кратким и быстро исчезло, и нам не дано точно определить, сколько дней осталось до назначенного часа. Но не сомневайтесь: он приближается, и уже в эту эпоху сбудутся наши надежды, и Дети проснутся. Оставим ли мы земли, где им предстоит жить, опустошенными и полными зла? Будут ли дети бродить во мраке, когда у нас есть свет? Станут ли они называть Мелькора повелителем, когда Манве восседает на Таникветиле?
   И Тулкас воскликнул:
   – Нет! Начнем войну! Разве не отдыхали мы от сражений слишком долго, разве не восстановили наши силы? Или этот отщепенец всегда будет противостоять нам?
   Но по повелению Манве заговорил Мандос, и он сказал:
   – Действительно, Дети Илюватара придут в эту эпоху, однако они пока еще не пришли. Кроме того, предрешено, что Перворожденные придут во мраке и прежде всего увидят звезды – большой свет повредил бы им. И в трудный час они всегда будут взывать к Варде.
   Тогда Варда ушла с Совета и, взглянув с вершины Таникветиля, увидела тьму Среднеземелья под бесчисленными звездами, тусклыми и далекими. И вот она начала великий труд, величайший из всех трудов Валар со времен их прихода в Арда. Варда взяла из хранилищ Тельпериона серебряные росы и сотворила из них для Перворожденных новые, более яркие звезды. И по этой причине ее, чье прозвище за труды в глубинах времен в Эа было Тинталле, Зажигающая, Эльфы называли позднее Элентари, Королевой Звезд. В те времена она сотворила Карпиль и Луниул, Нехар и Лумбар, Алькаринкве и Эллемире. И она собрала в созвездия много других древних звезд и разместила их в Неме и Аннарима, и Менельмар с его сияющим поясом, предвещающим последнюю битву в конце дней. А высоко на севере, как вызов Мелькору, она поместила корону из семи огромных звезд Валакирка, Серп Валар – знак судьбы.
   Рассказывают, что когда прошло уже много времени после завершения Вардой своего замысла, и Менельмар впервые поднялся на небо, а голубое пламя Хелуинар замерцало в туманах над границами мира – в тот час пробудились Дети Илюватара. Возле озаренного звездным светом озера Куивиэнен, Воды Пробуждения, восстали они ото сна, ниспосланного им Илюватаром, и когда они, еще в безмолвии, очнулись у Куивиэнена, первым, что предстало их глазам, были звезды небес. И потому они навсегда полюбили звездный свет и почитали Варду Элентари превыше всех Валар.
   В катастрофах Мира границы суши и моря разрушались и возникали вновь, реки меняли свои русла и даже горы не оставались незыблемыми, и теперь уже нельзя найти то место, где находился Куивиэнен. Однако, среди эльфов говорят, что это озеро лежит далеко на востоке Среднеземелья и раньше оно было заливом внутреннего моря, называвшегося Хелькар. А это море занимало место, где некогда находилось подножье горы Иллуин, до того, как Мелькор разрушил ее. Много потоков сбегало в озеро с вершин востока, и первым звуком, который услышали Эльфы, был шум воды, бегущей или падающей на камни.
   Долго жили Эльфы в первых своих владениях возле озера, под звездами, и бродили по земле, удивляясь ей. И они начали учиться речи и стали давать названия всему, что они постигли. Себя они именовали Квенди, имея в виду тех, кто объясняется с помощью слов, потому что до сих пор им еще не встречалось ни одно живое существо, которое могло бы говорить или петь.
   И вот однажды случилось так, что Ороме поехал охотиться на восток и свернул к северу вдоль берегов Хелькара. Когда он углубился в тень Орокарни, восточных гор, Нахар неожиданно громко заржал и остановился как вкопанный. И Ороме удивился и замер: ему показалось, что в тишине страны под звездами слышится пение множества голосов.
   Так Валар наконец обнаружили, как бы случайно, тех, кого они они так долго ждали. И Ороме, взглянув на эльфов, преисполнился удивления, как если бы их появление было неожиданным, необыкновенным и непредвиденным. Но у Валар так будет всегда: для тех, кто в назначенный час приходит извне в Мир, в Эа, все сущее в нем оказывается неожиданным, пусть даже музыка говорила об этом, пусть даже видение это показывало.
   Первоначально старшие дети Илюватара были сильнее и выше ростом, чем они стали потом, но не красивее, потому что, хотя красота Квенди в дни их юности превосходила любую другую красоту, созданную Илюватаром, она не погибла, но живет на Западе, обогащенная мудростью и печалью.
   И Ороме полюбил Квенди и дал им имя на их собственном наречии: Эльдар, Звездный Народ, но позже так стали называть тех эльфов, кто последовал за Ороме на Запад.
   Однако, многих Квенди появление Ороме исполнило ужаса, и причиной тому был Мелькор. Много позже мудрые установили, что всегда бдительный Мелькор первым обнаружил пробуждение Квенди, наслал на них тьму и окружил злыми духами, чтобы шпионить за ними и подстерегать их. И за несколько лет до прихода Ороме случилось так, что эльфы, бродившие по окрестностям поодиночке или небольшими группами, часто исчезали и не возвращались больше никогда, и Квенди считали, что их поймал Охотник, и боялись его.
   Действительно, самые древние песни эльфов (отзвуки их до сих пор сохранились на Западе) повествуют о темных призраках, бродивших в холмах над Куивиэненом или проносившихся неожиданно под звездами, и о черном всаднике на диком коне, преследовавшем заблудившихся Квенди, дабы поймать и сожрать их.
   Теперь Мелькор еще сильнее возненавидел Ороме и боялся его приездов. Но посылал ли действительно Мелькор своих черных слуг в виде всадников или только распространял лживые слухи – целью его было добиться того, чтобы Квенди избегали Ороме, если им когда-нибудь пришлось бы с ним встретиться.
   Вот почему получилось так, что когда заржал Нахар и Ороме действительно оказался среди Квенди, некоторые из них спрятались, а другие бежали и исчезли навсегда. Но те, кто сохранил мужество и остался, быстро поняли, что огромный Всадник не был порождением мрака, потому что свет Амана был в его лице, и все благородные Эльфы потянулись к этому свету.
   О тех же несчастных, кто был захвачен Мелькором, мало что известно достоверно, ибо кто из живых спускался в пещеры Утумис или познал мрачные замыслы Мелькора? Все же мудрость Эрессе правдиво говорит, что всех тех Квенди, кто попал в лапы Мелькора до разрушения Утумис, заключили в темницы и медленными и жестокими действиями развратили и обратили в рабов. И из них Мелькор вывел отвратительную расу Орков – из зависти к Эльфам и в насмешку над ними, и Орки впоследствии стали наиболее ожесточенными врагами Эльфов. Потому что Орки жили и умножались подобно детям Илюватара: ведь Мелькор со времени его отступничества в Аинулиндале не мог создать ничего живого, даже подобия жизни. Так говорят мудрые.
   Но глубоко в своих черных сердцах Орки таили отвращение к хозяину, которому они служили из страха – единственному виновнику их ничтожества.
   Это, возможно, было самым подлым делом Мелькора, наиболее ненавистным Илюватару.
   Какое-то время Ороме оставался среди Квенди, а потом быстро поехал назад, через сушу и море, в Валинор, и принес в Вальмар новости, в том числе и о тьме, поглотившей Куивиэнен.
   Тогда Валар возрадовались, но в радости их оставались сомнения, и они долго спорили о том, что лучше предпринять, дабы оградить Квенди от мрака Мелькора.
   Но Ороме сразу же вернулся в Среднеземелье и поселился среди Эльфов.
   Манве долго сидел в раздумье на Таникветиле и просил у Илюватара совета, потом, спустившись в Вальмар, он созвал Валар в круг судьбы. Даже Ульмо явился туда из внешнего моря.
   И тогда Манве сказал Валар:
   – Вот какой совет дал Илюватар моему сердцу: любой ценой мы должны вновь захватить господство над Арда и избавить Квенди от мрака Мелькора.
   И Тулкас обрадовался, но Ауле был печален, предчувствуя раны, которые получит мир в этой битве.
   И Валар тут же собрались и выступили из Амана, готовые к войне, решив атаковать крепость Мелькора и уничтожить ее. Навсегда запомнил Мелькор, что эта война началась из-за Эльфов, что они были причиной его поражения. Однако, сами Эльфы не принимали участия в войне и мало знают о походе сил Запада против Севера в начале их дней.
   Мелькор встретил атаку Валар на северо-западе Среднеземелья и весь этот край обратился в руины. Но первая победа войск Запада была быстрой, и слуги Мелькора бежали в Утумис. Тогда Валар углубились в Среднеземелье и поставили охрану над Куивиэненом. И с тех пор Квенди ничего не знали о великой битве Могучих кроме того, что земля тряслась и стонала под ними и воды всколыхнулись, а на севере, подобно огромным кострам, зажглись огни.
   Долгой и тяжелой была осада Утумис, немало сражений произошло перед ее вратами, но об этом Эльфам ничего, кроме слухов, неизвестно.
   В это время очертания Среднеземелья изменились, и Великое Море, что отделяет его от Амана, стало шире и глубже. Оно врезалось в побережье и образовало глубокий залив, вытянувшийся к югу. Много меньших заливов появилось между Большим Заливом и Хелкараксе далеко на севере, где Среднеземелье и Аман подходят ближе всего друг к другу.
   Из них главным был залив Валар: в него впадала великая река Сирион, что текла от вновь поднявшейся на севере горной страны, Дор-Финиона, и от гор возле Хитлума. Местность на дальнем севере в те дни была опустошена, потому что Утумис построили чрезвычайно быстро, и ее подземелья были полны огня и многочисленных войск Мелькора. Но наконец ворота Утумис пали, и залы ее обрушились, а Мелькор укрылся в самом дальнем подземелье.
   Тогда вперед вышел Тулкас, как защитник Валар, и вызвал Мелькора на борьбу, и поверг его.
   И Мелькора связали цепями Ангаинор, что выковал Ауле, и сделали пленником. И на долгое время воцарился мир.
   Все же Валар не смогли обнаружить все огромные подземелья и пещеры, хитро скрытые глубоко под крепостями Ангбанд и Утумис, и там еще оставалось немало злых существ. Другие же рассеялись и убежали в темноту и скитались в опустошенных краях мира, выжидая своего времени. Не был найден и Саурон.
   Когда же битва закончилась и из руин Севера поднялись огромные клубы пара, скрывшие звезды, Валар повлекли Мелькора в Валинор, скованного по рукам и ногам, с завязанными глазами. И так он был доставлен в Круг Судьбы. Там он пал ниц у ног Манве и просил простить его, но получил отказ и был заключен в темницу в крепости Мандоса. А оттуда не мог бежать никто – ни Валар, ни Эльф, ни смертный человек. Огромны и мрачны были ее залы, возведенные на западе земель Амана. Там Мелькору предстояло пребывать три долгих эпохи до того, как он снова смог бы ходатайствовать о прощении.
   А Валар снова собрались на совет, и мнения их разделились в споре. Некоторые, и в первую очередь Ульмо, считали, что Квенди следует оставить в Среднеземелье свободными, как и прежде, и чтобы они, используя полученные от Валар знания, привели страну в порядок и залечили ее раны. Но большинство боялись оставить Квенди в опасном мире среди облаков звездных сумерек. Кроме того, их переполняла любовь к красоте Эльфов, и они искали дружбы с ними. Поэтому, в конце концов, Валар решили призвать Квенди в Валинор, дабы они навсегда остались у ног Великих, в сиянии деревьев. И Мандос, нарушив молчание, сказал:
   – Так предрешено!
   Однако, от этого решения впоследствии произошло много несчастий.
   Но Эльфы сначала не пожелали прислушиваться к призывам, потому что до сих пор они видели Валар лишь во гневе, когда те шли на войну – исключая только одного Ороме. И они боялись. Поэтому Ороме снова отправился к Эльфам, и он избрал среди них посланцев, кому предстояло отправиться в Валинор и поговорить с тамошним народом: ими были Ингве, Финве и Эльве, а впоследствии они стали королями.
   И придя в Валинор, они исполнились благоговейного страха перед славой и величием Валар, и в них вспыхнуло стремление к свету и великолепию деревьев.
   Тогда Ороме привел их обратно в Куивиэнен, и они говорили перед своим народом и советовали ему внять призывам Валар и перебраться на запад.
   Тогда произошло первое разделение Эльфов, потому что род Ингве и большая часть родичей Финве и Эльве были убеждены словами их вождей и решили отправиться за Ороме, и впоследствии они стали известны как Эльдар – под тем именем, какое Ороме дал Эльфам на их языке в самом начале.
   Однако, многие отвергли призыв, предпочитая свет звезд и обширные пространства Среднеземелья слухам о деревьях. И это – Авари, Не пожелавшие. В тот раз они отделились от Эльфов и никогда больше не встречались с родичами, пока не прошло много эпох.
   Эльдарцы же приготовились к великому походу из их первых жилищ на востоке и разбились там на три отряда.
   Первый, меньший из трех, повел Ингве, самый великий вождь среди Эльфов. Он пришел в Валинор и сидит теперь у подножия тронов Могущественных, и все Эльфы чтят его имя. Но он никогда больше не возвращался в Среднеземелье, не увидел его. Народ его назывался Ваньяр, Прекрасные Эльфы, и их больше других любят Манве и Варда. Но из людей мало кто говорил с ними.
   Потом отправился в путь Нольдор (это слово означает «мудрость»), народ Финве. Эти Эльфы – друзья Ауле. Их еще называют Эльфами-рудокопами. Они хорошо известны по песням, ибо в древности им пришлось много сражаться и заниматься изнурительным трудом в северных землях. Самый большой отряд вышел последним. Эти Эльфы получили название Телери, потому что задержались по дороге и не все решились уйти от сумерек к свету Валинора. Они очень любят воду, и те, что пришли, в конце концов, к заповедным побережьям, были очарованы морем. Поэтому в землях Амана они стали морскими Эльфами – Фальмари – так как слышали музыку в шуме разбивающихся о берег волн.
   Этот отряд, как самый большой, имел двух вождей: Эльве Сингелло (что означает Серая Мантия) и Ольве, его брат.
   Эти три рода Эльдарцев, пришедшие, в конце концов, на Крайний Запад в дни существования деревьев, зовутся Калаквенди, Эльфы Света. Но были и другие Эльдарцы, тоже отправившиеся в поход на запад, но пропавшие во время долгой дороги или свернувшие в сторону, или задержавшиеся на побережье Среднеземелья. И они были большей частью из рода Телери, о чем рассказывается ниже. Эти Эльфы поселились у моря или скитались в лесах и горах Мира, но сердца их все же были обращены к Западу. Калаквенди называли тех Эльфов «Уманьяр», так как они не попали в страну Амана. Кроме того, Уманьяр и сходных с их судьбой Авари называют также Мориквенди, Темными Эльфами, ибо они никогда не видели света, что был до создания Солнца и Луны. Рассказывают, что когда отряды Эльдарцев покинули Куивиэнен, Ороме ехал впереди их на Нахаре, своем белом коне с золотыми подковами, и двигаясь к северу, возле моря Хелькар, они повернули на запад. На севере перед их глазами все еще чернели огромные клубы дыма над руинами войны, затмевающие звезды. Тогда многие испугались и заколебались, и повернули назад и были забыты.
   Долгим и медленным был поход Эльдара на запад по несчитанным лигам Среднеземелья, трудным и бездорожным. Но Эльдарцы и не торопились, потому что были преисполнены удивления от всего того, что они видели, и хотели бы поселиться во многих землях, у многих рек. И хотя они все еще желали продолжать странствование, многие скорее опасались его конца, чем надеялись на него. Поэтому всякий раз, когда Ороме покидал их, имея иногда другие дела, Эльдарцы останавливались и не шли дальше, пока он не возвращался, чтобы вести их.
   И после многих лет такого путешествия случилось, что путь Эльдара лежал через лес. Они пришли к большой реке, такой широкой им еще не приходилось видеть, а за ней поднимались горы, чьи острые пики, казалось, вонзались в царство звезд.
   Эта река, как говорят, была той же самой, что часто называлась Андуином Великим и всегда отделяла западную часть Среднеземелья. А те горы назывались Хитаэглир, Башни Тумана. Они стояли на границе Эриадора. Однако в те дни они были гораздо выше и ужаснее. Их создал Мелькор как препяствие поездкам Ороме.
   И Телери надолго задержались на восточном берегу этой реки и пожелали остаться там. Но Ваньяр и Нольдор переправились через нее, и Ороме повел их по горным перевалам. И когда Ороме уходил вперед, Телери смотрели на мрачные вершины и ужасались.
   Тогда из отряда Ольве отделился некий Ленве, в пути он всегда шел самым последним. Ленве отказался от похода на запад и увел многих к югу, вниз по течению великой реки, и их родичи ничего не слышали о них, пока не минули долгие годы. Это были Нандор, и они стали отдельным народом, не похожим на своих родичей, если не считать того, что они любили воду и селились большей частью у водопадов и стремительных потоков. Нандорцы обладали большими знаниями о живых существах – деревьях и травах, птицах и зверях, – чем все прочие Эльфы. В последующие годы Денетор, сын Ленве, наконец, снова обратился к западу и еще до появления Луны увел часть этого народа через горы в Белерианд.
   В конце концов Ваньяр и Нольдор пересекли Эред Люин, Синие Горы, между Эриадором и самой западной частью Среднеземелья, которую Эльфы впоследствии назвали Белериандом. И передовые отряды их прошли долиной Сириона и спустились на побережье Великого моря между Дренгистом и заливом Валар. Но когда они увидели море, великий страх охватил их, и многие отступили в леса и холмы Белерианда.
   Тогда Ороме оставил их и вернулся в Валинор, чтобы спросить совета у Манве.
   А отряд Телери прошел через Туманные горы и пересек обширные равнины Эриадора.
   И Эльве Сингелло торопил Телери, страстно желая вернуться в Валинор, к свету, который он видел. И еще Эльве не хотел разлучаться с Нольдором, потому что с их вождем Финве он был в большой дружбе.
   Так, после многих лет странствований, Телери тоже прошли через Эред Люин в восточные области Белерианда. Там они остановились и долгое время жили за рекой Гелион.

 ЧАСТЬ 4. О ТИНГОЛЕ И МЕЛИАН

   Мелиан была Майяр из рода, близкого к Валар. Она жила в садах Дориата, и из всего того народа не было никого прекраснее Мелиан, не было мудрее и искуснее в волшебном пении. Говорят, что Валар оставляли свою работу, а птицы Валинор – свое веселье. Что колокола Вальмара умолкали и фонтаны переставали бить, когда в сливающемся сиянии двух светильников Мелиан пела в Дориате.
   Соловьи всегда вились вокруг нее, и она учила их пению. И она любила глубокие тени вокруг огромных деревьев. Еще до сотворения мира она была сродни самой Яванне. И в то время, когда возле вод Куивиэнена пробудились Квенди, Мелиан покинула Валинор и пришла в Среднеземелье, и его безмолвие наполнилось ее голосом и голосами ее птиц.
   Теперь, когда путешествие Эльфов близилось к концу, народ Телери, как было сказано, долго отдыхал в восточном Белерианде, за рекой Гелион. И в это же время многие Нольдорцы все еще находились западнее, в тех лесах, что впоследствии назывались Нелдорет и Регион. Эльве, вождь Телери, часто уходил в огромные леса, чтобы отыскать поселения Нольдора и Финве, своего друга. И однажды случилось так, что он отправился один в освещенный звездами лес Нан Эльмот и там неожиданно услышал пение соловьев. Очарованный, он остановился, но вот вдали, за голосами Домелинди, Эльве услышал голос Мелиан, наполнивший все его сердце изумлением и желанием. И тогда он совершенно забыл свой народ и все свои намерения, и, следуя за птицами под тенью деревьев, углубился в Нан Эльмот и затерялся в нем. Но в конце концов Эльве вышел на открытую звездам поляну, и там стояла Мелиан. Он смотрел на нее из мрака. И на лице его был свет Амана.
   Она не сказала ни слова, но переполненный любовью, Эльве подошел к ней и взял ее за руку, и тотчас же какие-то чары овладели им.
   Так стояли Эльве и Мелиан, а вращающийся над ними звездный небосвод отсчитывал долгие годы. И деревья Нан Эльмота стали выше и темнее, прежде чем Мелиан и Эльве произнесли хоть одно слово.
   А народ Эльве искал своего вождя и не нашел его, и, как рассказывают, Ольве стал королем Телери и увел их. Никогда больше за всю свою жизнь не бывал Эльве Сингелло за морем, в Валиноре, и Мелиан тоже не возвращалась туда, пока существовало их совместное королевство. Это от нее узнали Эльфы и люди историю Аинур – тех, кто был с Илюватаром до сотворения Эа.
   Впоследствии Эльве стал знаменитым королем, и народом его были все Эльдарцы Белерианда. Они именовались Синдар, Серые Эльфы или Эльфы Сумерек, а Эльве звался на языке этой страны «Король Серая Мантия» – Эру Тингол. А Мелиан стала его королевой, и мудрее ее не было в Среднеземелье. И их скрытым дворцом в Дориате был Менегрот, Тысяча Пещер.
   Огромную власть дала Мелиан Тинголу, хоть он и сам был великим среди Эльдара. Потому что один лишь Тингол из всех Синдарцев видел собственными глазами деревья в пору их расцвета. И хотя он был король Уманьяр, его не относили к Мориквенди, но к Эльфам Света, самым могучим в Среднеземелье.

 ЧАСТЬ 5. ОБ ЭЛЬДАМАРЕ И КНЯЗЬЯХ ЭЛЬДАЛИЕ

   В конце концов отряды Ваньяр и Нольдора пришли к последним, западным берегам Среднеземелья. В древние дни, после битвы Могучих, северная часть побережья изогнулась к западу так, что только узкая полоска моря отделяла Среднеземелье от Амана, где находится Валинор. Но это море заполнял битый лед, причиной чего были сильные морозы, посланные Мелькором, потому Ороме повел отряды Эльдалие не на крайний север, а в прекрасные земли возле реки Сирион – впоследствии их назвали Белериандом. И от тех берегов, откуда Эльдарцы впервые, в страхе и изумлении взглянули на море, простирался океан – обширный, темный и глубокий, отделяя побережье от гор Амана.
   В это время Ульмо по совету Валар явился на берега Среднеземелья и говорил с Эльдарцами, ожидавшими там и смотревшими в удивлении на темные волны. И благодаря его словам, а также музыке, которую Ульмо играл для них на своем роге из раковины, страх Эльдара перед морем сменился восхищением.
   И тогда Ульмо оторвал от основания остров, долго стоявший в одиночестве посреди моря вдали от берега еще со времени падения Иллуина. С помощью своих слуг Ульмо потащил его, как будто это был могучий корабль, и остановил в заливе Валар, куда струил свои воды Сирион. А потом Ваньяр и Нольдор погрузились на этот остров, и Ульмо повлек его через море и доставил, в конце концов, к отлогим берегам у подножья гор Амана. И Эльфы вошли в Валинор и были радушно приняты там.
   Но восточный мыс острова, глубоко засевший в мелководье устья Сириона, отломился и остался позади, и это был, как говорят, остров Балар, куда впоследствии часто приходил Оссе.
   А Телери все еще оставались в Среднеземелье, потому что они жили в восточном Белерианде, далеко от моря. Они не слышали призыва Ульмо, пока не стало слишком поздно. К тому же многие из них все еще искали Эльве, их вождя, и не хотели уходить без него.
   Но узнав, что Ингве и Финве со своими народами ушли, многие из Телери двинулись толпой к побережью Белерианда и с тех пор поселились вблизи устья Сириона, тоскуя об ушедших друзьях. И они избрали Ольве, брата Эльве, своим королем.
   Они долго оставались на берегах западного мира, и Оссе с Уинен пришли к ним на помощь. Оссе обучил их, сидя на скале вблизи границы страны, и от него Телери узнали многое о морской науке и музыке моря. Вот как случилось, что Телери, с самого начала любившие воду, самые лучшие певцы из всех Эльфов, были очарованы морем и в песнях их стал слышен шум волн, набегающих на берег.
   Когда же прошло много лет, Ульмо внял просьбам Нольдорцев и Финве, их короля, тосковавших в долгой разлуке с Телери и умолявших Ульмо доставить Телери в Аман, если те придут к морю.
   Но велика была печаль Оссе, когда Ульмо вернулся на побережье Белерианда, чтобы забрать Телери в Валинор, потому что на попеченье Оссе были только моря и берега Среднеземелья, и его очень расстроило то, что голоса Телери не будут больше раздаваться в его владениях.
   Некоторых он все же уговорил остаться, и это были Филатрим, Эльфы Фаласа, которые впоследствии поселились в гаванях Бритомбара и Эглареста, первые моряки в Среднеземелье и первые кораблестроители.
   Сирдан – корабельный мастер – был их вождем.
   Родичи и друзья Эльве Сингелло тоже остались в Среднеземелье, все еще разыскивая его, хотя они с радостью отправились бы в Валинор, к свету деревьев, если бы Ульмо и Ольве согласились ждать их дольше. Но Ольве нужно было уходить, так что, наконец, основной отряд Телери погрузился на остров, и Ульмо повлек их вдаль.
   А друзья Эльве остались и называли себя Эглат – покинутый народ. Они жили в лесах и на холмах Белерианда, предпочитая их морю, наполнявшему их печалью. Но влечение к Аману навсегда осталось в их сердцах.
   Когда же Эльве очнулся от своего долгого оцепенения, он вместе с Мелиан ушел из Нан Эльмота и поселился с ней с тех пор в лесах средней части страны. Хоть и велико было его желание увидеть вновь сияние деревьев, в лице Мелиан, как в незамутненном зеркале, для него горел свет Амана, и ему было достаточно этого света.
   Народ Эльве с радостью собрался вокруг него, но увидев его, Эльфы изумились, ибо такой же прекрасный и благородный, каким он был раньше, теперь Эльве показался им повелителем Майяр. Волосы его сияли матовым серебром, а ростом он был выше всех детей Илюватара. Высокая судьба ожидала Эльве.
   А Оссе последовал за отрядом Ольве. И когда они приблизились к заливу Эльдамара (что носит название «Дом Эльфов»), Оссе воззвал к ним, и Телери узнали его голос и попросили Ульмо прекратить их путешествие.
   Ульмо согласился на их просьбу, и Оссе по его приказу прочно закрепил остров на дне моря. Ульмо охотно пошел на это, потому что он понимал сердца Телери и на Совете Валар выступал против его решения, считая, что для Квенди было бы лучше не покидать Среднеземелья. Валар не были довольны тем, что он сделал, и Финве опечалился, когда Телери не пришли, и еще больше, узнав, что Эльве остался в Среднеземелье, и им никогда уже не увидеться, разве только в залах Мандоса.
   Остров же остался навсегда в заливе Эльдамара и был назван Тол Эрессе, Одинокий Остров, и Телери жили там, как им хотелось, под звездными небесами, но все же – в пределах видимости Амана и бессмертных берегов. И долгое пребывание их отдельно от родичей на Одиноком Острове было причиной того, что речь Телери стала отличаться от речи Ваньяр и Нольдора.
   Этим последним Валар дали в Амане землю и место для поселения, но даже среди сияющих цветов в залитых светом деревьев садах Валинора Эльфы все еще временами поднимали взгляд к звездам.
   В огромных массивах Пелори был проделан проход в глубокую долину, спускавшуюся к морю, и в ней Эльдарцы возвели высокий зеленый холм. Он был назван «Туна». С запада на него падало сияние деревьев, и тень его протянулась далеко на восток, где находились залив Дома Эльфов и Одинокий остров, и Сумрачные моря. Через Калакирна, Проход Света, наружу лилось сияние Благословенного Королевства, зажигая темные волосы серебром и золотом. И западный берег Одинокого Острова, которого оно касалось, стал зеленым и прекрасным. Там расцвели цветы – первые к востоку от гор Амана.
   На вершине Туны Эльфы построили город – белостенный, уступчатый Тирион. И самой высокой башней этого города стала башня Ингве, Миндон Эльдалие, чей серебряный светильник был виден далеко за туманами моря. Немногим из кораблей смертных людей довелось увидеть его тонкий луч!
   Ваньяр и Нольдор долго жили в дружбе в Тирионе на Туне. И так как из того, чем был славен Валинор, они больше всего любили Белое дерево, Яванна сотворила для них точное маленькое подобие Тельпериона – только оно не могло светиться.
   На языке Синдар это дерево называлось Галатилион. Его посадили на площади, у подножия Миндона, и оно пышно расцвело. В Эльдамаре было много его отростков, из них один впоследствии посадили на Тол Эрессе, и он прижился там и назывался Келебери, и его потомком, как утверждают, был Нимлот, Белое дерево Нуменора.
   Манве и Варда больше любили Ваньяр, прекрасных Эльфов, но Ауле отдавал предпочтение Нольдорцам и часто приходил к ним вместе со своим народом. Великими стали знания и искусство творчества у Нольдора, но им хотелось еще больше приумножить эти знания. И во многом Нольдорцы вскоре превзошли своих учителей.
   Речь их постепенно менялась, потому что они очень любили слова и все время старались придумать более подходящие названия всем вещам, о которых они знали или которые могли представить себе.
   И случилось так, что строители из рода Финве, добывая в холмах камень (потому что им нравилось возводить высокие башни), впервые обнаружили в земле драгоценные камни и извлекли бесчисленное множество их. И Нольдорцы придумали инструменты для резки и обработки камней и вырезали их во многих формах. Они не копили эти камни, и охотно раздавали их всем, и их трудом украсился весь Валинор.
   Впоследствии Нольдорцы вернулись в Среднеземелье, и в этом повествовании большей частью говорится об их деяниях. Потому дальше приводятся имена их князей и родичей в той форме, какую эти имена имели позднее на языке Эльфов Белерианда.
   Финве был королем Нольдора. Он имел сыновей: Феанора, Фингольфина и Финарфина. Но матерью Феанора была Мириэль Серинде, а матерью Фингольфина и Финарфина – Индис из рода Ваньяр.
   Не было оратора искуснее Феанора, никто лучше его не изучил страну. Он превзошел в знаниях своих братьев, и дух его пылал в нем, как пламя.
   Фингольфин был самым сильным, выносливым и храбрым, а Финарфин – самым красивым и мудрым. Впоследствии Финарфин стал другом сыновей Ольве, повелителя Телери, а дочь Ольве, Эрвен, девушка-лебедь из Альквалонде, стала его женой.
   Семью сыновьями Феанора были: Маэдрос Высокий, Маглор Великий Певец, голос его разносился далеко по морю и по суше, Колегорм Прекрасный, Карантир Смуглый, Куруфин Умелец, унаследовавший в большей мере искусные руки своего отца, и самые младшие – Амрод и Амрас, братья-близнецы, схожие лицом и характером. Впоследствии они стали великими охотниками в лесах Среднеземелья.
   Охотником был и Колегорм, друживший в Валиноре с Ороме и часто следивший за рогом Валарома.
   У Фингольфина были сыновья: Фингон, ставший впоследствии королем Нольдора на севере Мира, и Тургон – повелитель Гондолина. Их младшей сестрой была Аредель Белая. Достигнув полной зрелости и красоты, она стала высокой и сильной и больше всего любила езду верхом и охоту в лесах. Она часто бывала там в сопровождении сыновей Феанора, ее родичей, но любовь своего сердца не отдала никому. Ар-Фейниэль прозывалась она, Белая Королева Нольдора, потому что была бледна и черноволоса и всегда облачалась в серебряное и белое.
   Сыновьями Финарфина были: Финрод Верный (потом его называли Фелагундом Повелителем Пещер), Ородрет, Ангрод и Аэгнор. Эти четверо так тесно сдружились с сыновьями Феанора, будто все они были братьями. Они имели сестру Галадриэль, самую прекрасную в роде Финве. Волосы ее сияли золотом, как будто в них запутались лучи Лаурелина.
   Теперь следует рассказать, как Телери пришли, наконец, в страну Амана. Они долгое время жили на Тол Эрессе, но постепенно сердца их изменились и их охватило влечение к свету, что струился из-за моря к Одинокому острову. Телери разрывались между любовью к музыке волн на их побережьях и желанием снова встретиться со своими родичами и увидеть великолепие Валинора. Но в конце концов стремление к свету оказалось сильнее.
   Поэтому Ульмо, подчиняясь воле Валар, послал к Телери Оссе, их друга, и тот, хоть и опечаленный, обучил их искусству кораблестроения. Когда же корабли были готовы, он привел к Телери, как прощальный дар, множество лебедей с сильными крыльями. И тогда лебеди повлекли белые корабли Телери через безветренное море, и так, наконец, они прибыли в Аман, к побережью Эльдамара.
   Там они и поселились и, если желали, могли видеть сияние деревьев и ходить по золотым улицам Вальмара и хрустальным ступеням Тириона на Туне, зеленом холме. Но большая часть Телери плавала на своих быстрых кораблях в водах залива Дома Эльфов или по волнам вдоль побережья, и волосы их блестели в сиянии, льющемся из-за холма.
   Много драгоценных камней дали им Нольдорцы: опалов, алмазов, светлого хрусталя, и Телери рассыпали их и бросали в воду.
   Изумительными были берега Эленде в те дни!
   А из моря Телери добывали для себя много жемчуга, и тем жемчугом украшали свои жилища. Из жемчуга был дворец Ольве в Альквалонде, Лебединой Гавани, освещенной множеством светильников. Потому что это был их город и гавань кораблей. А корабли формой напоминали лебедей – имели золотой клюв и глаза из золота. Вратами этой гавани служила арка из естественного камня, источенного морем. Гавань находилась на границе Эльдамара к северу от Калакирна, где свет звезд был ярким и чистым.
   Шли эпохи, и любовь Ваньяр к земле Валар и к щедрому свету деревьев все росла. Они покинули свой город Тирион на Туне и поселились на горе Манве или вблизи равн

Категория: Фэнтези | Добавил: Sinister | Автор: Narek Martirosyan
Просмотров: 558 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2017   Используются технологии uCoz